проверка размера стиха онлайнгенератор стиховподобрать римфу к слову

Проблема типологии рифмы (часть 2)




Как же типологизируются русские созвучия/фонемные совпадения в связи с ударением?


1.Законно разграничить случаи совпадения в лексеме одной фонемы и совпадения комплекса фонем. Хотя и совпадение одной фонемы означает некоторое подобие лексем как целостных единиц, ясно, что подобие лексем, при котором в них совпадает фонемный комплекс - явление иного уровня, как мы уже обосновывали выше. В частности, в качестве рифм функционируют почти исключительно факты второго типа, что ниже предлагается объяснить принадлежностью рифмовки сфере художественной морфемики, а не только фонологии/фонетики.


2. Как и отдельная фонема, повторяющийся фонемный комплекс может занимать в лексеме три различные позиции (А, Б, В). Позицию А занимает комплекс, левая граница которого совпадает с краем лексемы; позицию Б - целиком заключенный внутри лексемы комплекс, справа и слева от которого есть не входящие в его состав фонемные "прослойки" (ср. недолгий-задолженность); позицию В - комплекс, правая граница которого совпадает с краем лексемы. В конкретных ситуациях совпадения возможны следующие их комбинации: АА (резаный-резво), АБ (лучик-улучшенный), АВ (лишение-клише), ББ (нетрудно-сотрудник), БВ (задался-вдаль), ВВ (совет-привет). Возможны также комбинации обратного типа (соответственно, БА, ВА, ВБ). Разумеется, для исчерпывающей и функциональной характеристики данной позиции явно недостаточно указать на ее формальное место в лексеме, которая представляет собой фономорфологическую структуру. Так, в лексеме существует динамическое противопоставление по признаку ударности/безударности: одна из гласных фонем всегда противоположна прочим в качестве "ударной".


Эти обстоятельства также осложняют проблему рифмы. Например, совпадающим в лексемах может быть либо комплекс, включающий ударный гласный (то есть находящийся под ударением), либо полностью внеударный комплекс (ср.: приказание-приход).


3. Функциональная значимость ударения, специфическая для нашего языка, заставляет видеть в ударном гласном центр лексемы, ощущаемую носителем языка структурную границу, которая всегда объективно и реально разделяет слово на левую (предударную) и правую (заударную) части. Соответственно тождественные фонемные комплексы неизбежно располагаются либо слева (предударное фонемное тождество: корова-коронный), либо справа (заударное тождество: ночами-сами), либо по обе стороны (синтетическое тождество: пароходом-переходом).


Созвучие слов - в частности, рифма - становится структурным элементом лишь в поэтическом контексте, для естественного языка как такового представляя явление внесистемное. Поэтому в наблюдениях над фономорфологическими параметрами рифмы литературовед должен ставить вопрос о релевантности языкового факта "поэтическому языку", словесно-художественным образным построениям. Тут важно не перемудрить под влиянием лингвистического инструментария и исследовательских результатов лингвистики, у которых своя сфера. Например, бесспорная фономорфологическая различность в языке как таковом единиц типа день/тень (е "беглое") - пример А. В. Исаченко, может в художественном произведении оказаться совершенно нефункциональной (так как падежные изменения, парадигма никак не засвидетельствованы контекстом - а значит, то обстоятельство, что день/дня и тень/тени в косвенных падежах оказываются морфонологически различны, никак не "работает" на уровне словесно-художественного целого).


Какие вообще типы рифм возможны в русском языке по его акцентологическим, фономорфологическим и прочим объективным законам?
Именно функциональная значимость русского ударения, его особая "заметность" обусловливают то, что созвучие/фонемное совпадение в словах распадается, таким образом, на три вышеназванных реальных типа: "предударный" (совпадающий звуковой/фонемный комплекс располагается только слева от ударения - напр., УСТАлая/УСТАми, ЗАДУмав/ЗАДУшит и т. д.), "заударный" (совпадащий комплекс располагается только справа (напр., шагАМИ/слезАМИ) и предударно-заударный ("синтетический" - ТРОНУ/ТРОНУт/ ПРЕдСтАвИЛСЯ/ ПРЕСТАВИЛСЯ и т. д.). Первые два являются полярно противоположными типами, к третьему же относится все множество переходных, предударно-заударных созвучий. Синтетическим совпадением следует признать паронимическое тождество (представился-преставился). Предельным же случаем такого синтетизма будет, естественно, морфонологическая идентичность лексем, то есть явление омонимии.


С удобной наглядностью сказанное можно даже обобщить в таблице:




































ПРЕДУДАРНЫЙ ААпред.


(ДАнный/ДАром, КОРОнный/КОРОва)





ЗАУДАРНЫЙ ААз


(АнГеЛА/АнглиЯ, АдОМ/АтОМ)



АБ (БА)п


(БОга/одноБОкий,


СТАрый/уСТАла)





АБ (БА)з


(ОТрок/болОТу,


РУки/наРУжно)



АВ (ВА)п туПА/ПАмять, оКНО/ КиНОшник)





АВ (ВА)з


(ИСТИнный/кИСТИ, ОСтро/покОС)



ББп


(выСОкий/раССОлом





ББз


(бомОНдом/урОНа, ОСтро/покОС)



БВ (ВБ)п


(плеСКАлся/виСКА, заСТАнет/уСТА)





ВБ(БВ)з


(большАЯ/тАЯть,


порОК/высОКой)



ВВп


(ВеДрА/ВиДнА, мОЛоКА/ОбЛаКА)





ВВзауд.


(кричАЛ/зАЛ,


дышАЛА/метАЛЛА)



Это - два полярно противоположных типа фонемного тождества: чисто-предударный и чисто-заударный. Синтетический логически располагается между ними:


ААс: ПаРоХОДом/ПеРеХОДа


АБ (БА)с: СКАТЕрти/иСКАТЕля АВ (ВА)с: приСТАВИЛ/СТАвЛеннИк ББс: фюзеЛЯЖа/приЛЯЖем БВ (ВБ)с: приРОС/малоРОСлого ВВс: пеРЕСТАньТЕ/вЕРСТАйТЕ


Рифмовка такого типа была опробована в Серебряном веке и в 20-е годы (прежде всего, Маяковский, Пастернак, Хлебников, Асеев и особенно "ученик" Маяковского Кирсанов, специально экспериментировавший с предударными созвучиями - см. Минералов 1984). Затем она была возрождена и более осознанно развита в литературном поколении так называемых "шестидесятников" (Б. Ахмадулина, П. Вегин, А. Вознесенский, Е. Евтушенко, Р.Рождественский, В. Соснора, О. Сулейменов и др.). У этой группы поэтов, по подсчетам, в свое время проведенным нами на выборке в несколько десятков тысяч созвучий, в среднем 27,4% рифм типа ПЛЕщет/ПЛЕчи, ХРАм/ХРАп, ПОмню/ПОдвиг, СОколы/СОлнце, ПРОшлое/ПРОстыни, ПАрню/ПАмяти и т. п. Среди них при этом около четверти рифмы, в которых созвучие достигает левого края слов, как в ТРАур/ТРАвлей, остальные же - рифмы, в которых созвучный комплекс располагается целиком в предударной части, но может не достигать левого края слов, как в опьяНЕет/туННЕль, тОРОпятся/кОРОвке, или достигает его в одном компоненте и не достигает в другом, как в ХОРОмами/поХОРОнно, ЗОНТАми/гориЗОНТАльная, ОКТЯбрь/лОКТЯм, АССИрии/ крАСИво.


Подобные рифмы, оказавшиеся столь многочисленными (более четверти) у рассмотренных поэтов в стихах 50 - 60-х годов (они станут заметно более редки у большинства названных авторов позднее), трудно интерпретировать с точки зрения привычных представлений о рифме. По известному определению Б.В. Томашевского, в основе рифмы классической поэзии "лежит совпадение концевых звуков, начиная с ударной гласной". Иначе говоря, это рифма заударного типа. Предударная часть слов в классической рифме может быть затронута созвучием, но, в отличие от заударной, необязательно. В рассмотренных же нами современных рифмах обязательно присутствует созвучие в предударной части, а заударное необязательно.


В стиховедении распространено априорное убеждение в функциональной неравнозначности звуков "слева" и звуков "справа". Нередко считается, что вторые играют в образовании рифмы некую большую роль. Это кажется настолько "само собой разумеющимся", что никогда не предпринималось попыток доказать неравнозначность. Между тем конкретное рассмотрение немедленно заставляет признать, что здесь за нечто изначально и объективно присущее принимается привычное - то, что отражает положение, которое было всеобщим в русской книжной рифме вплоть до XX в.


Полное или частичное совпадение фонем/звуков, составляющих слова, есть не только совпадение фонем или звуков: одновременно оно означает определенное подобие слов в их целом. Такое подобие вызывается и тождеством заударных, и тождеством предударных частей, а факт подобия не меняется в зависимости от конкретной позиции, занимаемой в составе слова как структуры совпадающими элементами.


Как известно, существует (также в большой степени априорное) представление, что основное типологическое отличие новой рифмы от классической - в дальнейшем развитии заударной неточности. С этой точки зрения отмеченные рифмы представляют необъяснимый парадокс - в их заударных частях "нуль" созвучия. С другой стороны, в рифмах с предударным созвучием, достигающим левого края компонентов, имеется не менее трети таких, в которых это созвучие абсолютно точно (ШАРАга/ ШАРАхни, АРХАнгел/АРХАик и др. - Вознесенский; КОНФУции/ КОНФУза, ТОБОлом/ТОБОю и т. д. - Сулейменов; ПРОбуя/ПРОповедь, ЛИхо/ЛИца и др. - Евтушенко; СТРАнно/СТРАха, ТИхо/ ТИпа и др.


- Рождественский). Оно лишь занимает непривычную позицию - предударную. Иными словами, крайние проявления классической и новой рифмы демонстрируют созвучие полярно противоположных типов, реальных для русского языка, - заударное и предударное. Поэтому, вероятно, новая рифма может типологически противопоставляться классической не только и не столько в силу своей большей неточности (она может быть и точна), сколько в силу особенностей позиции созвучия.


А.В. Исаченко пишет: "Применять к современной русской поэзии критерий "точности созвучия", построенный на абсолютном тождестве рифмующихся отрезков, так же абсурдно, как требовать от современной драмы единства места и времени".


Видимо, это рассуждение справедливо лишь относительно. И сегодня драматург, разумеется, может "ограничить" себя подобным требованием. И сегодня поэт может оказаться в части точности рифмы столь же архаичным, как поэты XIX и даже XVIII века. Все дело в том, что ныне такие самоограничения заведомо художественно преднамеренны, эстетически значимы (а когда-то могли быть нефункциональны - нормативны). Предполагать, что рифма раз и навсегда "отказалась" быть точной - хотя бы и "абсолютно точной" - отнюдь не приходится, если признать, что ее эволюция имеет функциональный смысл. Соответствующий критерий отнюдь не устарел поэтому и на фоне современной поэзии. Всегда может явиться поэт с принципиально точной, с принципиально грамматической и т. п. - вообще с сознательно архаической рифмовкой.


Такая архаизация будет у него новаторским возвращением "назад", художественным приемом.

Страницы: 1 2 3 4 5



    • Если вам понравилось, поделитесь с друзьями

    « Многоаспектность рифменной «эволюции»
    » Пути введения зеркальной предударной рифмы

    Ответить