проверка размера стиха онлайнгенератор стиховподобрать римфу к слову

Проблема типологии рифмы (часть 4)




Итак, факты поэзии XX века заставляют осуществить определенную расширительную переформулировку понятия рифмы. Такая переформулировка предполагает выработку принципиально нового взгляда на рифму, согласно которому слоговой объем созвучия может описываться как вправо, так и влево от ударения - зеркально. Необходимо понять, что в предударной рифме "все наоборот", что это "обратная" рифма. К ней поэтому не может быть применено без предварительной аналогичной переформулировки и такое стиховедческое понятие, как глубина рифмы, т. к. при традиционном осмыслении оно указывает на наличие в рифме созвучия слева от ударения, но при непременном одновременном наличии заударного созвучия, в предударной рифме прибавляющегося спорадически. Очевидно, глубоким предударным созвучием следует считать, напротив, такое, к которому прибавляется элемент звукового совпадения в правой части компонентов (Минералов - ГУСто/ГУСи, О КАМЕНы!/ОКАМЕНЕет, СМуЩЕНье/СМеЩЕНЬя, БРЕЛОкЕ/БЕРЛОгЕ, БРоДЯГА/БРиГАДА, ПЛАТ/ПЛАТят, ПАРы/ПЯРну, НЕРвы/бРоНЕ, ОБЫДЕнно/ ОБИДЕ, ПРАВ/ПРАВду, ШуМЕЛ/ШМЕЛь, ПУтниК/ПУшКу и др.). Если по отношению к "глубоким" заударным рифмам говорят об их "левизне", то по отношению к предударным пришлось бы употреблять слово, указывающее на их продолженность "вправо". Необходимо психологически привыкнуть, что русская рифма может отсчитываться равноправно и от левого, и от правого края ее компонентов.


Приведем некоторые стихотворные иллюстративные примеры и выскажем свое понимание сути авторских действий.


Бродит время по хоромам, тени бродят и огромны - вещь высвечивает Хронос с разных точек фонарем.
И стекают вслед неясны (как в бутылочном стекле!): суть светлеет и нюансы перемещаются в стихе.
(Ю. Минералов, "Бродит время по хоромам...")

В первой строфе основу звуковой организации составляет перекрестная рифмовка (ХоРОмам/ХРОнос, ОгРОМНы/фОНаРЕМ), хотя одновременно тут и рифмовка каждой строки с каждой строкой (в концевом слове каждого стиха повторяется -РО-/-РЁ-). Два созвучия - чисто предударные, остальные синтетические, с перестановкой некоторых звуков. Во второй строфе рифмуются слова НеЯСНЫ и НюАНСЫ, СТеклЕ и СТихЕ. Далее, в первой строфе преднамеренно грамматически нестандартен оборот "бродят и огромны" ("и" связывает здесь компоненты грамматически "неравносильные", если употребить выражение исследовательски занимавшегося подобными оборотами А.А. Потебни (Потебня 1958, с. 190). Во второй строфе в роли существительного выступает прилагательное "неясны" - языковедчески выражаясь, осуществлена субстантивация (либо можно усмотреть здесь иное - эллиптический пропуск некоего существительного). Последняя строка во второй строфе - ямбическая. Однако все предыдущие написаны хореем, который можно было бы назвать "правильным", если бы не сопутствующие соблюдаемому метру странности вроде неравносложной строки "С разных точек фонарем" - мужское окончание в ряду женских, стих в семь слогов в ряду восьмисложных стихов. Ритмические "сбои", которые создаются этим окончанием ("недостает" ожидаемого слога) и вышеуказанной ямбической строкой (неожиданный - "лишний" в инерции ритма, созданной хореем, - первый безударный слог: полногласное "пе-ре-мещаются"), - по своей смысловой роли достаточно прозрачны. Эту одинокую ямбическую строку среди хореев можно в виде аналогии сравнить с одинокой строкой анапеста среди амфибрахиев у А.А. Фета:


Вдали огонек за рекою, Вся в блестках струится река, На лодке весло удалое, На цепи не видно замка.
Никто мне не скажет: "Куда ты Поехал, куда загадал?" Шевелись же весло, шевелися! А берег во мраке пропал.

И там и там "сбои" ритма нацелены первоочередно на то, чтобы словесно изобразить, зримо передать то, о чем говорится - движение как процесс. На то же - на динамизацию повествования - авторски нацелены в предшествующем фетовскому примере и в других подобных случаях "сбои", создаваемые рифмами с неравносложной клаузулой (наподобие огромны/фонарем), союзы, употребляемые не на грамматически ожидаемом месте и эллипсисы. Рифма, ритм, тропы и фигуры, синтаксические средства, эллипсисы и т. п. взаимно друг друга обусловливают и поддерживают. Кроме того, рифма потенциально всегда готова к своему усилению и обогащению не только за счет левой, предударной, части самих рифменных компонентов, но и за счет аллитераций в предшествующих словах стиховых строк. Ср. "И стекают вслед неясны..."/ "Суть светлеет и нюансы...". Иногда у связи рифмы со внутристиховы-ми созвучиями бывают дополнительно частные конкретные мотивировки. Например, звукоподражание (церковный колокольный звон в данном случае):


С антиками, колоннами гулом былого полн, имячко колокольное, о католический Кельн!
(Ю. Минералов, "Осень. Земля немецкая.")

Начала самих стиховых строк тоже могут быть созвучны по принципу анафоры (в какой-то мере являющейся структурным антиподом рифмы):


...Морской и вольный воздух. Буксует на дюнах осьмнадцатый век, что телега. Нет, не сдюжит ось, коли последует сему продолженье! Дыши посланник русский, царицын протеже!
Позади столица, ее райски вериги. Язык и дорога довели тя до Риги.
Доведут и дальше. Ах, турбюро Бирона! Альпы узришь, Париж и берег Альбиона.
(Ю. Минералов, "Антиох Кантемир")

В каждой строке тут тринадцать слогов. При этом о количестве ударений в строке и их гармонии автор не заботится. Иными словами, перед нами, по ясным формальным признакам, - силлабический 13-сложник. Однако столь же явно здесь никак не стих XVIII века - предударные рифмы наподобие ДЮнах/сДЮжит, а тем более, ПРОдолЖЕние/ПРОтеЖЕ в русском барокко немыслимы (то же относится к ироническому образу "турбюро Бирона", намекающему на политический подтекст путешествия Кантемира через Прибалтику и Западную Европу в Англию, где ему предстояло остаться на долгие годы, а также вводящему не нуждающиеся в подробном комментарии современные аллюзии).


Следовательно, перед нами не стилизованное силлабическое стихотворение как таковое, а текст, в котором поначалу создается образ силлабики (герой сюжета - силлабический поэт-сатирик Кантемир), но тут же со всей откровенностью демонстрируется, что текст принадлежит новейшей поэзии, - демонстрируется и системой рифмовки, специально не вовклекае-мой в стилизацию, и упоминанием современных реалий ("турбюро"), и намеренным нарушением принципов силлабического 13-сложника во второй половине произведения - там вклинивается шестистопный ямб:


Пересекая ветр, на лошадях вдоль моря!
В Митаве моден мед - сатирики не в моде!
Российский дворянин - он уезжает к службе.
Полощут позади, что панталошки, слухи.

Все это в комплексе лишний раз наглядно показывает, между прочим, что "старинная" силлабическая ритмика может быть свободно вовлечена в практику современного поэтического творчества, а предударная рифма, обратным порядком, легко возникает в силлабическом ритмическом контексте, внося в него современные интонации, которых в XVIII веке не знал силлабический стих как таковой. Иначе говоря, ритмическая основа стихотворения "Антиох Кантемир" как целого представляет собой парафраз силлабики, ее свободную творческую переработку и переосмысление. В парафразе всегда присутствует момент индивидуального освоения, преобразования по-своему.

Страницы: 1 2 3 4 5



    • Если вам понравилось, поделитесь с друзьями

    « Многоаспектность рифменной «эволюции»
    » Пути введения зеркальной предударной рифмы

    Ответить