проверка размера стиха онлайнгенератор стиховподобрать римфу к слову

Проблема типологии рифмы (часть 5)




В порядке гипотезы хотелось бы заявить, что именно подобный вариант "возрождения" современными поэтами интонаций русской силлабики, ушедшей из национального стихосложения в XVIII веке, представляется довольно вероятным и творчески перспективным. Трудно не вспомнить по аналогии, что именно таким порядком в XX веке успешно вернулись в "актив" современной музыки ритмы и интонации музыкального барокко.


Великий русский композитор XX века Игорь Стравинский, с именем которого приходится связывать это возвращение, был новатором, создавшим "Весну священную", "Рэгтайм", "Агон", поднявшим на значительные высоты додекафонию и при этом долгие годы - десятилетия! - увлекавшимся именно преобразованием по-своему произведений старинной музыки. Любопытно, что другой великий новатор вождь русского футуризма В. Маяковский, познакомившийся с ним в Париже в 1923 году, этого его второго метода не понял. Маяковский писал: "Испанец Пикассо - в живописи, русский Стравинский - в музыке, видите ли, столпы европейского искусства. <...> Не берусь судить. На меня это не производит впечатления. бн числится новатором и возродителем "барокко" одновременно! Мне ближе С. Прокофьев - дозаграничного периода. Прокофьев стремительных, грубых маршей" (Маяковский 1955 - 1961, т. IV, с. 229).


Сам Стравинский так теоретизировал по поводу своей практики, сравнивая себя и своего друга поэта Томаса Элиота: "Не пытались ли Элиот и я сам ремонтировать старые корабли? <...> Настоящим делом художника и является ремонт старых кораблей. бн может повторить по-своему лишь то, что уже было сказано" (Стравинский 1971, с.302).


Кстати, если осмыслить судьбу разноударной, диссонансной и ассонансной рифмы, в начале XX века примененной футуристами и рекламировавшейся ими в качестве "новой", то и она объективно выглядит именно как парафраз соответствующей рифмы русского барокко - из произведений Симеона Полоцкого могут быть легко извлечены и приведены соответствующие примеры. Конечно, в данном случае субъективные намерения и действия самих футуристов вряд ли имели много общего с идеей "ремонта старых кораблей". Об ассонансах у Симеона Полоцкого (или позже у Державина), о разноударных и диссонансных рифмах у Симеона в кругу футуристов могли, возможно, что-то знать разве только имевшие филологическое образование Велемир Хлебников и Бенедикт Лившиц. Игорь Северянин, рифмовавший сиятельство и аристотельство, журфИ кс и кекс, Владимир Маяковский, рифмовавший радости и подрасти, несомненно, добросовестно верили, что открывают подобную рифмовку впервые. Тем не менее благодаря их творческим усилиям вольно или невольно возродились "корабли" нашего барокко (разумеется, обсуждаемая рифмовка возродилась при другом состоянии языка, в опоре на специфические лексические реалии начала XX века и т. п.). В конце XX - начале XXI веков нередко по-прежнему доводится прибегать не только к ассонансу, но и диссонансу:


Шеф разведки. Портрет. Я подолгу бываю у фото. Это мир неподвижности - там ты, профессионал! Ты, не спасший души... Только тело спускали с лафета, под салют опускали в пугающий смертных провал.
Мертвый фотопортрет, этот квантовый вздох человека, серебро вместо плоти, в подложку расплющен объем... Но я вздрогнул! Клуб дыма поплыл. Из стены кабинета за спиной человека полез омерзительный гном.
Нарушая покой обездвиженного фотомира, тот оккультный фантом нагло бродит по комнате всей. Я вперяюсь в кошмар: вот бесшумно втекает фигура сквозь броню, как сквозь теплое масло, в секретнейший сейф.
(Ю. Минералов, "Портрет")

В поэзии конца XX - начала XXI века рифмы наподобие фото/лафета, фотомира/фигура уже заведомо не есть что-то принципиально новое. Однако они составляют необходимые компоненты того широкого явления, которое принято обозначать выражением "новая рифма" (рифма неравносложная, неравноударная, каламбурная, ассонанс, диссонанс, предударная "зеркальная" рифма и т. п.). Кроме того, диссонансные рифмы ныне продолжают оставаться несомненным экзотизмом, который вряд ли органично выглядел бы в произведении современной "легкой поэзии" ("тихой поэзии"). Естественная среда диссонансов (как и вообще естественная среда новой рифмы) - стихи метафорически "сгущенные", как здесь, эмоционально и психологически напряженные. Цитированное стихотворение навеяно малоизвестными обстоятельствами, сопутствовавшими гибели СССР, и при всей своей внешней сюжетной фантастичности аллегорически повествует о в общем-то вполне реальных и конкретных трагических перипетиях и коллизиях из недавнего прошлого.


Впрочем, как всякий экзотизм, диссонанс может быть использован также в качестве инструмента мотивированной содержанием создаваемого произведения литературной стилизации. Вряд ли нужно подробно обосновывать его появление в таком тексте, обращенном к личности И. Северянина:


Девушкин голос в Тойла отрелит округу.
Море молочное пьяно, как бурный кумыс.
Море парное волну задирает, как ногу.
Тропка подходит к обрыву и прыгает вниз.
Там из-под кружев круглится валун, что колено.
Складки соленого платья прибойно кипят.
Смех моей милой взлетит серпантинною лентой
и, опадая, - на память - завяжется в бант!
Он покосился - там веяла женская ручка.
(Профиль был камень - легендно сидящий орел!..)
Девушка мчалась в нему, точно горная речка!
Море шампанское пену бросало на мол!
Тойлаский замок! а парк, авантюрный и светский!
Точно девчонка, речонка несется на нас!
Все они тут - его башни, пажи и насмешки.
Нищая старость и заносчивый ассонанс.
(Ю. Минералов, "Игорь Северянин")

И ассонансы (колЕно/лЕнтой, кипят/бант, светский/насмешки, нас/ассонанс), и диссонансы (округу/ногу, ручка/речка), и специфические неологизмы (отрелит, прибойно, легендно) в соответствии с темой стихотворения "портретируют" здесь северянинский стиль (о стилевом портретировании см. подробно Минералов 1999).

Страницы: 1 2 3 4 5



    • Если вам понравилось, поделитесь с друзьями

    « Многоаспектность рифменной «эволюции»
    » Пути введения зеркальной предударной рифмы

    Ответить