проверка размера стиха онлайнгенератор стиховподобрать римфу к слову

Рифма Державина как этап «эволюции» русской рифмы




В.М. Жирмунский, считавший, что канонической для XVIII в. является точная рифма, откровенно признался: в рамках его теории "вопрос о происхождении неточной рифмы у Державина остается открытым" (Жирмунский 1923а, с. 190). Державинская неточность явно выламывается из схемы, согласно которой вплоть до Пушкина происходила канонизация точной рифмы с ее последующей деканонизацией. В.М. Жирмунский ограничивается в истолковании державинской неточности указанием, что "мы встречаемся здесь с индивидуальной манерой большого поэта, своеобразного также в приемах рифмовки"; что "во всяком случае, первый опыт (державинский. - Ю.М.) деканонизации точной рифмы остался в истории русской поэзии эпизодом" (Жирмунский 1923а, с. 191).


Попытаемся выяснить, настолько основательно именовать "эпизодом", исключением из правила рифменную систему Г.Р. Державина.


Прежде всего, приходится напомнить, что в искусстве (если не всегда, то очень часто) возникновение некоторого не-нормативного, новаторского художественного явления, порождая противопоставление "норма - не-норма", вызывает перемены внутри сферы художественной нормы: границы ее могут сдвинуться, в структуре ее могут пройти перестройки. Наконец, норма может измениться настолько, что поглотит, включит в себя данную новацию, сделает ее нормативной. А отклонением от нормы может - что важно! - сделаться уже то, чему противополагалась эта нынешняя норма ("бывшая" новация) в момент своего возникновения: им могут сделаться те или иные факты, прежде бывшие нормой. В таком, предельном, случае происходит пульсация: факт переходит в свою противоположность, норма и ненорма меняются местами (ср. Лотман 1970, 1972). Что особенно характерно: осмысляться как новация теперь может начать бывшая норма, и в качестве новаторского поиска будет восприниматься в строе современной культуры не что иное, как возвращение к прежним, "отвергнутым" художественным принципам. В основе такого движения по спирали, от явления к его противоположности и обратно, лежит один из всеобщих принципов диалектики, один из законов, по которым идет развитие в объективном мире.


"...Развитие путем противоречия, или отрицание отрицания - спиральная форма развития", "развитие, как бы повторяющее пройденные ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе..."30, не может не проявляться в менее общих, специфических законах исторических изменений системы искусства и ее элементов - как проявляется оно и в других сферах объективной реальности. "...Переходы КАЖДОГО определения, качества, черты, стороны в КАЖДОЕ другое [в свою противоположность?]" составляют необходимый компонент диалектического развития.


При интерпретации всякого рода "исключений", "эпизодических уклонений" на пути развития искусства помнить об этих обстоятельствах необходимо. В.М. Жирмунский вполне осознал, что рифменная система Державина в одном из своих параметров (по линии точности/неточности) явилась новаторским явлением, но он не уделил, к сожалению, специального внимания тому, что должно было стать следствием этого - что происходило с ее функциональной спецификой по мере того, как стиль Державина (самого радикального новатора своего времени и в глазах потомков, бесспорно, крупнейшего русского поэта XVIII в.) "завоевывал признание" современников художника. Между тем, памятуя о возможности диалектических колебаний сферы нормы и не-нормы - происходящих объективно, вне зависимости от специальных устремлений поэта, - наблюдение следствий реального функционирования рифмы Державина исключительно важно.


Априори ясна необходимость постановки и критической проверки такой гипотезы: не вызвала ли новаторская рифмовка Державина перемены нормы и не-нормы? Ведь если ответ окажется положительным, это будет означать, что неверно представление о непрерывном существовании в этот период неточной рифмы в качестве канонической! Это будет, при наличии положительных результатов, именно так, окажись Державин даже единственным поэтом неточной рифмы в XVIII веке. Однако при проверке данной гипотезы очень скоро приходится заключить, что он вовсе не был единственным. Неточной рифмой в духе державинских ассонансов активно пользовался такой поэт, как С.С. Бобров, которого Державин в 1800-е годы ценил выше, чем кого-либо из современников.


Неточной рифмой пользовался П.А. Вяземский. Предположение В.М. Жирмунского о подражании в части неточностей Державину со стороны молодого Жуковского также можно признать соответствующим действительности с той оговоркой, что Жирмунский явно имел в виду йотированные рифмы, которые у Жуковского в юности изобилуют, а не то понимание точности, которое было нами сформулировано выше. С А.С. Пушкиным особенно интересно, и о нем подробный разговор ниже. Одним словом, крупнейшие поэты данного периода вслед за Державиным употребляют неточную рифму, причем в таком объеме, что трудно усомниться в сознательной на нее ориентации. Иначе говоря, "исключений" уже несколько. Вышеприведенные данные заставляют поставить вопрос о державинской школе рифмовки, к которой приходится причислить хотя бы вышеназванных поэтов. А поскольку это так, Державин ни в каком смысле не исключение, но закономерность рифменной "эволюции", которую и предстоит познать. Веские доводы в пользу такого предположения содержатся в нижеследующем.

Страницы: 1 2 3 4



    • Если вам понравилось, поделитесь с друзьями

    « Причины «эволюции» рифмы. Понятие «точки отсчета» рифменной«эволюции»
    » Многоаспектность рифменной «эволюции»

    Ответить